?

Log in

No account? Create an account
 
 
 
sasha_gezalov
На днях один благотворительный фонд снова объявил о наборе добровольцев для работы с детьми-сиротами. Куда делись прежние - неясно. А ещё в последнее время я посетил ряд регионов страны, где встречался с сиротами и с теми, кто им помогает. Мы говорили о том, почему большинству НКО не удаётся реально влиять на качество жизни детдомовцев. Вроде у сотрудников и волонтёров есть и образование, и желание, но чего-то не хватает - сироты не идут на качественный контакт и влияние на них минимальное.

В Томске нашли ответ на этот вопрос: главное - личные и личностные качества добровольца.

Дети-сироты умеют считывать с приходящего информацию и уже через некоторое время, обработав её, выдавать личное или групповое решение: с этими мы будем вести себя как положенно, а вот этот будет у нас на посылках. Детдомовское «психологическое образование», полученное поневоле, безошибочно выдает «диагнозы» приходящим к ним. Как говорят сами дети, качественных людей к ним приходит крайне мало. Людей, которые интересны, которые не только демонстрируют свои умения и навыки, щедро ими делясь, но и не боятся показать свои недостатки - если таковые есть.

Повальное увлечение НКО коллективными мероприятиями приводит к тому, что у волонтёров так и не находится ни времени, ни пространства на личное общение с детьми. Много суеты, много подношений и заигрываний с детьми, но нет возможности остановиться, чтобы поговорить и провести супервизию отношений.

Некоторые сотрудники НКО эту добровольческую суету используют, чтобы скрыть свой провал. Детдом очень быстро высвечивает личностную несостоятельность человека. И вот, проиграв в борьбе за внимание сирот, они включают добровольческую работу, где увидеть несостоятельность личности уже сложнее. Они не живут, а постоянно впахивают, но при этом не осознают до конца результатов процесса. Работа становится способом выживания добровольца в детдоме. Они начинают играть роль доброго дяди/доброй тёти. А ребёнок начинает подыгрывать, часто уже на автомате.

В детские учреждения рекой текут те, кто имеет время, силы и здоровье, но не способен лично включиться в жизнь ребёнка. Достаточно много реальных лузеров, которые не знают, куда деваться в жизни. А в детдоме можно самореализоваться и получить щедрые хлопки по спине: «Ты добрый, вау».

Река неосознанного добровольчества затопила страну. Ну а про плоды работы волонтёров вопрос даже не встает. Научить добровольчеству можно, а вот твёрдой гражданской позиции уже пожалуй нет. Это вопрос семейного воспитания.

http://sirotinka.ru/ravnovesie/7707.html
 
 
sasha_gezalov
10 August 2014 @ 07:55 am
На днях один благотворительный фонд снова объявил о наборе добровольцев для работы с детьми-сиротами. Куда делись прежние — неясно. А ещё в последнее время я посетил ряд регионов страны, где встречался с сиротами и с теми, кто им помогает. Мы говорили о том, почему большинству НКО не удаётся реально влиять на качество жизни детдомовцев. Вроде у сотрудников и волонтёров есть и образование, и желание, но чего-то не хватает — сироты не идут на качественный контакт и влияние на них минимальное.

В Томске нашли ответ на этот вопрос: главное — личные и личностные качества добровольца.

Дети-сироты умеют считывать с приходящего информацию и уже через некоторое время, обработав её, выдавать личное или групповое решение: с этими мы будем вести себя как положенно, а вот этот будет у нас на посылках. Детдомовское «психологическое образование», полученное поневоле, безошибочно выдает «диагнозы» приходящим к ним. Как говорят сами дети, качественных людей к ним приходит крайне мало. Людей, которые интересны, которые не только демонстрируют свои умения и навыки, щедро ими делясь, но и не боятся показать свои недостатки — если таковые есть.

Повальное увлечение НКО коллективными мероприятиями приводит к тому, что у волонтёров так и не находится ни времени, ни пространства на личное общение с детьми. Много суеты, много подношений и заигрываний с детьми, но нет возможности остановиться, чтобы поговорить и провести супервизию отношений.

Некоторые сотрудники НКО эту добровольческую суету используют, чтобы скрыть свой провал. Детдом очень быстро высвечивает личностную несостоятельность человека. И вот, проиграв в борьбе за внимание сирот, они включают добровольческую работу, где увидеть несостоятельность личности уже сложнее. Они не живут, а постоянно впахивают, но при этом не осознают до конца результатов процесса. Работа становится способом выживания добровольца в детдоме. Они начинают играть роль доброго дяди/доброй тёти. А ребёнок начинает подыгрывать, часто уже на автомате.

В детские учреждения рекой текут те, кто имеет время, силы и здоровье, но не способен лично включиться в жизнь ребёнка. Достаточно много реальных лузеров, которые не знают, куда деваться в жизни. А в детдоме можно самореализоваться и получить щедрые хлопки по спине: «Ты добрый, вау».

Река неосознанного добровольчества затопила страну. Ну а про плоды работы волонтёров вопрос даже не встает. Научить добровольчеству можно, а вот твёрдой гражданской позиции уже пожалуй нет. Это вопрос семейного воспитания

Работа или жизнь
 
 
 
sasha_gezalov
Плохая обеспеченность жильём детей-сирот стала одной из острых социальных проблем страны, влекущей за собой другие трудности. По разным данным, у нас не менее 200 тысяч сирот не имеют закреплённой за собой квартиры — и это не только живущие в детских домах, но и воспитанники приёмных семей, и находящиеся в спецшколах и местах лишения свободы. Когда нет своего постоянного угла, прописки — это лишение свободы на свободе. По крайней мере для сирот и по крайней мере в России.

Часто жильё сироты теряют уже тогда, когда находятся в стенах детского дома. Обычная история: биологические родители спились или попросту пропали без вести, а потому квартира или дом, закреплённые за воспитанником, становятся непригодными для проживания. Мы как раз сейчас занимаемся несколькими такими случаями. Пока дети жили в детдоме, у них была крыша над головой и регулярное питание, а когда они переступают порог своего разрушенного дома, их новая жизнь становится невыносимой.

Как правило об этой новой реальности ребёнок узнаёт по факту. И пока он находится на попечении государства, мало кто может решить его будущие жилищные проблемы. Чаще всего в детских домах за жильё детей-сирот почему то отвечает социальный педагог. Иногда ему удаётся решить проблему, но чаще вопрос получения жилья ложится на плечи самих детей.

После выпуска из детдома в 16 лет и до 18 лет, когда государство должно предоставить собственное жильё, сирота живёт в общаге своего колледжа или у друзей. А потом… а потом всё равно ничего не дают. Либо отправляют в свою разрушенную, непригодную для жизни холупу, либо — в многолетнюю очередь на получение жилья. А многие даже и не знают, что есть такая очередь. И узнают об этом, когда в их жизни появляется ребёнок или партнёр. Новые обстоятельства подталкивают-таки решать проблему.

А проблемы могло и не быть, если бы выпускники детдомов не только знали свои права на жильё, но и имели возможность вовремя это право реализовать, не откладывая в долгий ящик. А порой откладывают так, что пишут нам на сайт «Успешные сироты.РУ» уже в возрасте, что называется, не молодом. Безусловно, консультации даём, но упущено и время и здоровье и много чего еще.

Большую помощь могли бы оказать благотворительные сообщества, фонды и НКО. Не только помогать детям осваивать свои права, но учить на практике, наставнически сопровождать и подключаться на всех необходимых этапах. Не создавать центры проживания сирот, а заниматься профилактикой жилищных проблем в самом зародыше, в детдоме. Помогать следить за жильём сирот вместе с теми, кто за это отвечает, — это и сам детский дом, опека, прокуратура, судебные приставы, комиссии в мэриях, отвечающие за вопросы сохранения и выделения жилья сиротам. Важно быть в курсе всех событий, связанных с изменениями не только в жизни ребенка, но и в статусе его жилья. Для этого, естественно, нужна интегративная и медиаторская работа, нужно совместно преодолевать возникающие трудности.

Так сейчас почти никто из общественников не работает. Что понятно — проще иметь дело не с причиной проблемы, а со следствием: открывать для сирот социальные гостиницы, искать доноров для персонала. При этом так и не решая главного вопроса — отсутствие гарантированного жилья у выпускника детского дома. Без жилья у нас невозможно не только устроится на работу, но и получить загранпаспорт, страховые документы, и много чего еще.

Многие говорят: хорошо, вот мы бросим свои социальные гостиницы и займёмся жилищными проблемами будущих выпускников. А как же быть с теми, которые уже сегодня не имеют жилья? Я отвечаю просто: если не решить проблему системно, этот вопрос вы будете задавать мне каждый год, из года в год.

А пока вот очередной фонд в Нижнем Новгороде создает социальную квартиру для сирот. Они ищут громадные деньги для покупки такого жилья, закупки продуктов питания и найма персонала. Всё это — без учета и мониторинга региональной проблемы жилья детей-сирот, лоббирования интересов сирот в органах власти через СМИ и социальные сети. В итоге они создадут рабочие места для персонала, получат финансирование для своего фонда. Но вряд ли действительно помогут тем, кому собираются. Тем, кому нужна собственная квартира и новая жизнь. Чем ближе к центру помощи, тем гуще спонсоры цветут… А это тупик.
Жилищный вопрос, который портят фонды
 
 
 
sasha_gezalov
Уважаемые приемные родители!

Приглашаем Вас вместе с детьми с 18 по 23 августа на выездной психологический интенсив «Встреча»

Иногда воспитание детей сравнивают с работой, в которой не бывает выходных дней. Порой родители забывают о себе, о необходимости восстановления своих сил. Мы приглашаем Вас на интенсив для всей семьи, где мы обсудим сложность родительской роли и научимся находить ресурсы для ее исполнения. Интенсив - это возможность осознать, как вы и Ваша семья создаете атмосферу удовольствия, радости. У Вас будет возможность принять участие в творческих мастерских всей семьей. Дети поучаствуют в увлекательных тренингах. Взрослые смогут задуматься и побеседовать на разные волнующие темы семьи и приемного родительства. Мы вместе будем создавать приятную атмосферу. Вы проведете пять интересных дней в живописном месте Подмосковья.

Ждем Вас на нашем интенсиве!

В программе:
o​ ежедневные психологические группы для родителей;
o​ тренинги для детей;
o​ индивидуальные и семейные психологические консультации;
o​ тематические занятия для подростков;
o​ творческие мастерские и большой капустник;
o​ прогулки и игры на свежем воздухе в сосновом бору;
o​ приятное общение;

Место проведения: уникальный ретритный центр «Северный Кунсангар», расположенный в 60-ти км от Москвы, живописное место на берегу реки Клязьма, подробности: kunsangar.ru

Условия участия:

​ Организационный взнос - 1000 руб. с семьи.

​ Запись на интенсив осуществляется до 28 июля по телефону:

8-916-273-71-89 Мария. ​ Обязательное посещение организационного собрания 28.07.2014. в 19-00.

Адрес: АНО центр «Про-мама», Большой Спасский Тупик, дом6/стр.1. Схему проезда можно уточнить на сайте организации: www.pro-mama.ru


http://sirotinka.ru/ravnovesie/7703.html
 
 
sasha_gezalov
24 July 2014 @ 05:22 pm
В последнее время я посетил несколько крупных гражданских форумов с участием молодых людей разных возрастов. Надо сказать, что почти везде одним из лейтмотивов был вопрос самоопределения и личностной самоидентификации, гражданственности. Устроители пытались обратиться к участникам с вопросом «Кто ты?» И оказалось, что в большинстве случаев молодые люди, хорошие ребята, не только не чувствуют личной принадлежности к происходящему в России, они часто вообще не ощущают себя гражданами страны, называя её «этой».

молодежь

Жить в «этой» стране могут и умеют не все. Они отделяют себя от прошлого и настоящего, и всю ответственность за происходящее видят в других — кто-то другой должен принимать решения и быть в авангарде решения проблем. А мы с удовольствием за всем этим понаблюдаем, так как у нас иное видение, мы по-другому все воспринимаем, у нас конфликт интересов, мы не хотим быть как они и так далее. И весьма важный контекст — мы ничего и никому не должны, и хотя мы тут родились и живём, мы об этом никого не просили. Да и вообще, в «этой» стране пускай живут те, кто довёл её до нынешнего состояния, а мы отправимся жить в другую страну — там и порядок и законность. Нет коррупции.

Слово «патриотизм» воспринимается как нечто ругательное, и Георгиевскую ленточку, символ жертвенности и любви к Родине, мы повесим полоскаться на машине или вденем вместо шнурков в кеды. Чем больше размывается чувство сопричастности к происходящему в стране, в которой жили, созидали и ошибались твои предки, тем правильнее кажется принцип «бери от жизни всё». А остальное — не важно.

У молодёжи — клиповое сознание, она живёт обрывочными событиями в яркой обложке, важность которых определяют современные СМИ. Вот он — источник внутреннего разлада. СМИ умело манипулируют сознанием людей и достигают необходимой цели — большинство молодёжи живёт не в глубину, а катается на серфинге современных медиа, и чем круче волна, тем чаще должна меняться картинка. Сегодня я живу проблемами социальных сетей, или заброшенных в мою голову псевдособытий — это и есть современная реальность и моё участие в ней минимально, главное хавать то что дают, не фильтруя, не отождествляя, не задаваясь вопросом — почему это так, а то эдак. Миром правит информация и эмоции, и чем больше того и иного, тем меньше остаётся личного, тем сложнее остановиться и задуматься. Куда проще плыть по течению, пусть, например, по Селигеровскому течению, — это и удобно и безболезненно: ты никому ничего не должен, ты просто держись где-то в первых рядах толпы.

Неумение отделить себя от искаженного информационного и идеологического пространства приводит к тому, что молодёжи проще жить в долг прошлому своей страны. Современные камеди-герои весьма привлекательны своим умением говорить о мочеполовых тенденциях (Селаекс — а вдруг), вседозволенностью и моральным масштабированием. Исторические достижения и граждан, и страны замыты скандалами и разборками артистов да олигархов.

Пелена лежит не только на пространстве СМИ, она накрыла сознание родителей современных детей, которые также не транслируют никакой информации для осмысления личного участия в жизни страны. Песчинки мы, говорили мне на одном форуме молодые люди, что мы можем? И попытка объяснить, что всё находится в нас чаще всего приводит к тому, что проще пройти верёвочный тимбилдинговый курс, чем личностно самоопределиться — потому что это работа и не всегда с положительным результатом.

Командобразование стало важнее личностного самоопределения. Вот почему такие формы работы сегодня более востребованы, чем диалоги и монологи при обсуждении конкретного вопроса: кто я, и должен ли я своей стране и ее великому прошлому? Жить ли в долг этому прошлому, или, переосмыслив своё существование, попытаться положить свой кирпич в основание будущего страны. В которой будут жить дети нынешней молодёжи. И это будут либо дети живших в долг, либо дети созидавших будущее.

Вопрос остается?

Живущие в долг