?

Log in

sasha_gezalov
Уважаемые друзья!

С 1999 года я пытаюсь работать по проблемам детей-сирот выпускников детдомов, а фактически всю свою жизнь. Помимо того, что сам 16 лет "оттянул" лямку в этой системе, вот уже 14 лет работаю в этом же пространстве. Имею специальное - высшее социальное образование, то есть много лет учился правильно быть полезным. Часто мне говорят, что я детдомовский травмированный ребенок, который мстит системе, но я "помогаю" ей быть другой - более человечной и не такой недетской. Если вы решите стать моим другом, прочтите мое небольшое эссе: «Соленое детство»

Фильм поддтверждение:


Меня так же обвиняют в том, что я бескомпромиссен в теме жизни детей-сирот и помощи им. Но в этой бескомпромиссной теме иначе нельзя, можно жевать сопли и травить байки про ужасы-ужасы, мне хочется, чтобы все таки к детям относились как к детям, а не терке, об которую можно потереть свою нереализованную морковку - социальный эвентизм. Мне хочется, чтобы люди не заигрывали с сиротами, а служили им, и давали чаще себя, свои границы и семью, а не поблажки (поглажки) и подарки. Если вы не готовы также понимать, или идти таким же макаром, милости прошу.

Для меня не важно, что про меня думают прохожие, важно, как и чем живут дети, прохожие просто прохожие, и как я они умрет, детям завтра жить в нашей стране.
Этому и посвящена эта страничка тут.
КТО Я И ЧТО Я!!!»

Персональный сайт: ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ


Я есть в Твитттере, ВК и Фейбуске.
«ВКОНТАКТ»
«Фейсбук»
«ТВИТТЕР»

Поддерживаю проект: «ДЕТИ,ДОМОЙ!»

С давним приветом...
 
 
Current Location: везде
Current Mood: верующее
 
 
sasha_gezalov
02 October 2014 @ 01:28 pm
27 сентября 2014 года в столичном культурном центре «Покровские ворота» состоялась премьера документального фильма «Мария». Это рассказ выпускницы томского детского дома Марии Даниловой о своей жизни. Успешной сейчас женщины, пережившей кошмар в прошлом.
кадр из фильма Мария

Кадр из фильма «Мария»

Фильм — первый из цикла «На ринге жизни». У этого проекта, который реализует благотворительный фонд «Арифметика добра», есть несколько важных задач. Самая главная — познакомить максимальное количество сирот, а также сотрудников детских домов с реальными примерами успешности тех, кто покинул стены сиротских и коррекционных учреждений, показать, что несмотря на все сложности они могут стать счастливыми, у них могут быть прекрасные семьи и дети, они могут найти интересную работу, реализоваться творчески и личностно.

Эта первая важная задача вытекает из крайне непростой, неудобной статистики – только 10% выпускников детских домов в той или иной степени адаптируются после выпуска. Остальные нередко попадают в тюрьмы, занимаются проституцией, погибают. В коррекционных учреждениях процент успешности еще ниже, на уровне статистической погрешности. Во многом такая ситуация происходит из-за острого ощущения своей ненужности и почти полного отсутствия мотивации, когда вокруг критически много негативных примеров и практически отсутствуют какие-либо реальные примеры успешности. И дети, и воспитатели становятся заложниками системы, общественного отношения, становятся изгоями как внутри общества, так и в своем представлении о себе.

Есть еще одна немаловажная задача проекта — дать возможность самим сиротам рассказать о том, что происходит с детьми в детских домах и после выхода из них, а обществу услышать эти истории, увидеть за ними живых людей и задуматься. Документальное и художественное кино, мультипликационные фильмы, комиксы, другие художественные форматы остро необходимы для привлечения внимания к социальным проблемам, а также поиска возможных решений. За последние несколько лет российские зрители увидели яркие примеры таких работ в документалистике – фильм «Антон тут рядом» Любови Аркус, «Блеф, или с новым годом» режиссера Ольги Синяевой, «Мама, я убью тебя» Елены Погребижской. Каждый из этих фильмов – слом привычной, комфортной картинки обывателя, делающий неработающим оправдание «проблема где-то далеко, и она нас не касается».

Функциональная, практическая сторона проекта позволяет создать инструмент для более действенной работы психологов, некоммерческих организаций, социальных работников, профессионально занимающихся адаптацией и социализацией сирот. Создатели и авторы проекта планируют организовать максимально широкое распространение фильмов в детских домах России, показы на волонтерских площадках, создание совместно с широким кругом специалистов сопроводительных методических материалов.

Первый фильм проекта – это рассказ от первого лица выпускницы томского детского дома Марии Даниловой о своей жизни. В таком формате эту историю увидел режиссер Алексей Шамраев. Фильм не содержит закадрового авторского текста и дополнительных пояснений. Cложные сцены прошлого героини зритель видит в анимированных иллюстрациях художника Алексея Йорша, где в безысходном черно-белом детстве появляется только один дополнительный цвет – тревожный красный.

фильм Мария

Алексей Шамраев, режиссер фильма «Мария», на премьере в Москве

В фильме героиня рассказывает о пережитых ситуациях. О том, как мать отдала её и младшую сестру в детский дом, как брошенный ребенок не хочет жить, потому что он никому не нужен, как все его существо стремится к самоуничтожению, потому что нет смысла в существовании, о боли и реанимации, о несчастливом браке, о насилии, желании отомстить за всю причиненную боль. Зритель видит перед собой успешную, красивую молодую женщину, мать троих дочерей, одна из которых приемная, рассказывающую о том, что молчаливо в изоляции переживают внутри себя сотни и тысячи детей в нашей стране.

Как справиться с этим ужасом? Что стало переломным моментом в жизни Марии? Есть ли реальный выход или шанс? Или то что случилось – просто удача одного человека? С одной стороны, фильм не дает четких инструкций – для счастья нужно лишь только выполнить вот этот набор правил. По мнению режиссера, этих инструкций и не может быть – каждая конкретная судьба уникальна и важно найти прежде всего себя. Но фильм говорит о том, что может стать переломным моментом, где можно искать точку опоры.

Для Марии таким стимулом жить и бороться становится прежде всего маленькая дочь. Так случилось, что женские имена в этом фильме и в этой судьбе играют знаковую роль: Мария, Виктория, Надежда. Как правило, выпускницы детских домов становятся мамами в очень сложных условиях, когда нет ни работы, ни нормальной профессии, ни устроенности, ни семьи, зачастую рядом нет и отца ребенка. Есть только общественное порицание и неприятие. Аборт либо передача ребенка в детский дом в такой непростой ситуации становится обычным явлением. В случае с Марией маленькая дочь Виктория становится большой победой в борьбе за жизнь для них обеих.

Еще один ключевой момент в жизни героини — помощь и спасение других. Помощь другим молодым матерям, потерявшим свою точку опоры, сохранить детей, не отказаться от них. Помощь выпускникам детских домов найти свой путь в жизни.

Белое платье, свадебный танец, обручальное кольцо, счастливый брак, любящий муж, квартира, машина, отпуск на море – это все достаточно обычная история, которой никого не удивишь в наше время. Среднестатистический человек мало задумывается о том, что для девочек из детского дома – это сказочно и невероятно, это то, что происходит только с другими, домашними девочками, во что сложно поверить.

Часто они рожают сразу после выхода из детского дома, не имея часто и образования и жилья, и не редко сдают своих детей обратно в детский дом. Потому что материнство можно обрести только в любящей семье.

Но даже не это все есть счастье. Даже любовь в своей собственной семье и внешние признаки успешности не дают освобождения от прошлого. И Мария делает то, на что может решиться только очень сильный человек, – она едет в далекий поселок Тегульдет, туда, где прошло её страшное детство, для того, чтобы простить. Простить и обнять мать, найти в себе силы простить брата, который насиловал её с 7 до 10 лет, попытаться принять свое детство.

После просмотра фильма «Мария» состоялось его обсуждение с участием как обычных зрителей, так и специалистов, работающих с данной проблемой, – Романа Авдеева, президента благотворительного фонда «Арифметика добра» и отца 17 усыновленных детей, ведущей и модератора показа Ольгой Будиной, актрисы, учредителя благотворительного фонда «Обереги будущее», который также занимается профилактикой социального сиротства, Алексея Йорша, художника-графика и отца приемного сына, Николая Лутковского, приемного отца и директора Свято-Софийского детского дома.



Алексей Йорш на премьере фильма «Мария»
Алексей Йорш на премьере фильма «Мария»


Александр Гезалов и Роман Авдеев на премьере фильма «Мария»
Александр Гезалов и Роман Авдеев на премьере фильма «Мария»


Александр Гезалов,  Роман Авдеев и Алексей Шамраев на премьере фильма «Мария»
Александр Гезалов, Роман Авдеев и Алексей Шамраев на премьере фильма «Мария»



Александр Гезалов,  Роман Авдеев, Николай Лутковский и Алексей Шамраев на премьере фильма «Мария»
Александр Гезалов, Роман Авдеев, Николай Лутковский и Алексей Шамраев на премьере фильма «Мария»


Премьера фильма «Мария»
Премьера фильма «Мария»


Роман Авдеев и Алексей Шамраев на премьере фильма «Мария»
Роман Авдеев и Алексей Шамраев на премьере фильма «Мария»

Разговор был весьма конструктивный и местами очень контрастный. В один из моментов слово взяла девушка-доброволец и сказала, что нужно снимать фильмы о том, что после выпуска из детдома для выпускников нет ни стадионов, ни культурно-досуговых центров. Тем самым намекая на то, что было бы хорошо после детдома создавать другие детские дома. Пришлось говорить о стратегии личности и саморазвития, где весьма высока роль наставников. Так как важнее научить ребенка самостоятельно занимать себя, нежели строить новые сиротские рекреации.

Проект «На ринге жизни» я задумал еще в 2006 году, как инструмент, направленный на повышение резилиенса (жизнестойкости) выпускников детских домов. Показатель того, что и после детского дома ребенок может стать успешным. Что такое ринг? Ринг – это место боя, где есть противник, которому нужно противостоять, чтобы победить и выжить. Самое сложное для детей-сирот – это не нахождение в детском доме, как принято думать, самое страшное и сложное начинается тогда, когда они выходят из детского дома и попадают в социальный вакуум, где среди толп людей они остаются один на один с собой, а вокруг них образуется тишина. И в этом новом мире нет уже казенных ложек, нет волонтеров и праздников. Обо всем нужно заботиться самому. Выжить в таких условиях, к сожалению, получается у единиц. Волонтерам-мотылькам, приходящим на один день, выпускники уже не интересны. Это уже не детки. Очень важно понять, что украшая детские дома, проводя там бесконечную череду праздников, создавая там прекрасные, даже стерильные условия, люди пытаются украсить ад, не понимая, что это невозможно сделать.

В ближайшее время показы и обсуждения первого фильма проекта «На ринге жизни» пройдут на разных площадках в разных регионах России – в Томске, Сарове, Калининграде, Чебоксарах и других. Кроме того, продолжатся съемки фильмов о других героях.

Как автор проекта, надеюсь, что и фильм «Мария» и другие, будут полезны не только выпускникам детдомов, но и вызовут дискуссию в обществе — как и чем умно помогать детям-сиротам. Разговор начат.

P.S. За день до того, фильм был показан в детском доме-таких тихих и внимающих детей-сирот не видел уже давно. Они задали много вопросов. Фильм их точно уже сделал другими. Задумывающихся о своем будущем. Сейчас.

Выжить на ринге жизни
 
 
sasha_gezalov
Дальний 13:00 Социализация детей: лучшие практики России

Социализация детей: лучшие практики России

17:27 01/10/2014
В ходе мероприятия были представлены первые результаты специального информационного проекта Министерства образования и науки РФ на RIA.ru "Дети в обществе", а также Навигатор центров психологической помощи РФ, реализующих программы социализации и поддержки детей.
 
 
sasha_gezalov
24 September 2014 @ 09:58 pm
На днях некоторые НКО и фонды обратились с просьбой подписать петициюо размещении в детских домах видеокамер. По их мнению, это изменит ситуацию с жестоким обращением с детьми-сиротами. Я, как человек, сам выросший в этой системе, это обращение подписывать не стал. Видеокамеры ничего не изменят. Даже если их не заклеят жвачками и не разобьют сами дети, никакого проку от них не будет. Пустая трата средств.

жестокость

Дело в том, что в детдомовской жестокости часто заинтересованы и администрация, и сами дети-сироты. Главная функция жестокости — регулировать отношения в детской иерархии и снижать трудозатраты сотрудников. Дедовщина хороший для этого инструмент. Неужели старших сирот, которым делегировали полномочия гонять сирот помладше, остановят какие-то камеры? Этот круговорот насилия — сначала гоняют тебя, потом гоняешь ты — такими примитивными методами не остановить.

Главное, что необходимо менять, — нравственный контекст в работе сотрудников детдомов и школ-интернатов. И пытаться всё сделать, чтобы у них включилась главная видеокамера каждого человека — собственная совесть. Как раз то, что не позволит иной раз ущипнуть ребенка или отнестись к нему жестко. Совесть, профессиональная этика и, конечно, собственно профессионализм.

Итак, первое, что нужно сделать — обратить внимание на сотрудников детских домов. Очень часто в благотворительных программах выходит, что детям достаётся всё, а тем, кто работает с ними круглосуточно — ничего. А ведь у воспитателя замыливается глаз, на него наваливается усталость, он выгорает и уже не может адекватно исполнять свои обязанности. Это обычная история.

Что помогает для «повышения совестливости» сотрудников? Часто работают довольно простые вещи — встречи с известными людьми, священниками. Это может стать механизмом для снижения уровня жестокости в детдомах. Например, актриса театра и кино Ольга Будина специально для сотрудников учреждений проводит такие творческие встречи.

Ещё она важная история, о которой я постоянно говорю — повышение профессиональных навыков воспитателей. Вы думаете, это они со зла закрывают глаза на дедовщину, а порой и поощряют её? Совсем не обязательно. Дело в том, что они только таким образом способны поддерживать хоть относительный порядок в детдоме, хоть как-то управлять большим детским коллективом. Не знают других способов и методов.

Нужно научить! Сотрудники детдомов обучаются раз в пять лет, и у них есть такой целевой запрос, вот только мало кто его исполняет. Для этого нужны новые методики и технологии работы с детьми, коих в России не так много. А просто курсы командообразования, которые устраивают сотрудникам детдомов, совершенно бесполезны в коллективе, где это самое командообразование уже есть — в виде дедовщины.

Важно поощрять работу людей, работающих с детьми-сиротами. Замечать их, приглашать почаще на различные мероприятия, на которые из-за небольших зарплат у них просто нет возможности самостоятельно отправиться. Обустраивать рабочее место, помогать приспособлениями и гаджетами. Всё это — механизмы, позволяющие сотруднику чувствовать и свою востребованность, и уникальность. А установка камер в очередной раз не только обидит их, но и ничего не даст в деле развития коллектива и учреждения в целом. Так может пойти другим путем, созидательным?

Видеокамеры вместо заботы
 
 
sasha_gezalov
Александр Гезалов, член Общественной палаты

Гезалов: обливаться водой мы точно не будем

14:53 29/08/2014
Известный общественный деятель, эксперт по проблемам сиротства Александр Гезалов запускает в социальных сетях сбор средств на покупку автобуса для многодетной семьи, в которой есть приемный ребенок с инвалидностью. О перспективах акции и опыте подобной поддержки приемных семей Гезалов рассказал проекту "Жизнь без преград".
 
 
 
sasha_gezalov

Проект «Успешные сироты.РУ» совместно с журналом «Филантроп» и актрисой театра и кино Ольгой Будиной объявляют о начале конкурса эссе «Чем я „угощу“ сирот на Новый год?». Цель — выявление новых подходов в работе с детьми-сиротами в зимние каникулы и обмен положительным опытом вовлечения детей-сирот в различные культурно-спортивные проекты и познавательные походы.

Грустный праздник

В длинные зимние каникулы большинство сирот никуда не выезжают из стен учреждений. Всё, что они делают — принимают участие в бесконечных новогодних представлениях. Мы хотим эту практику изменить. А для начала — найти людей, которые могут предложить альтернативу: занятия, позволяющие бы активировать сирот, дать им необходимые жизненные навыки.

Если у вас есть такая альтернатива — опишите свой опыт и пришлите эссе нам. Лучшие тексты будут опубликованы на сайте журнала «Филантроп» и сайтах партнёров. А победитель конкурса, которого определит читательское голосование, получит специальный приз — планшет iPad mini.

Требования к тексту эссе: от 3000 до 15000 печатных знаков с пробелами. Если текст будет снабжён фотографиями или видеоматериалами, посвящёнными вашему проекту, шансы на победу вырастут.


Конкурс: чем угостить сирот на Новый год?
 
 
sasha_gezalov
Создается общественная организация «Всероссийский союз выпускников детских домов РФ». Ее миссия заключается в защите прав выпускников. Будут открыты представительства во всех регионах РФ. Сейчас открыта вакансия директора общественной организации «Всероссийский союз выпускников детских домов».

Требования к данной вакансии:
выпускник детского дома;
владение ПК;
возможность поездки в командировки;
коммуникабельность;
порядочность;
проживание в СПб.
з/п от 40 000 руб
Контактный телефон: +7 921 904 73 29,
fundariel@yandex.ru

fundariel.ru

http://sirotinka.ru/ravnovesie/7719.html
 
 
sasha_gezalov

Срочный репост: У моих друзей пропал сын - Сергей Селиванов.Он на фото.Ушел из дома 5 сентября в футболке и джинсах.Последний раз его видели неделю назад в районе станции "Рассудово" Киевской ЖД.Документов при нем не было.Если кто видел сообщить +7 963 772 37 73 (папа Михаил Селиванов)

А.Гезалов

http://sirotinka.ru/
 
 
sasha_gezalov

Дети-сироты делят воспитателей на плохих и хороших. Из-за некоторых они готовы даже сплюнуть на пол, сказал мне один мальчик, когда я попробовал объяснить ему разницу между хорошим воспитателем и профессионалом. Профессионалов в детских домах единицы, а вот «хороших» много. И очень часто дети записывают в «плохие» воспитатели именно профессионалов. Такие воспитатели пытаются создать карту продвижения ребенка вперёд в его будущее, влиять на адаптацию. Они усложняют отношения, ищут новые ходы развития ребенка, которому на фоне бездействия «хороших воспитателей» всё это весьма некомфортно.

воспитатель

Хорошим воспитателем в глазах детдомовца стать просто: достаточно не предъявлять никаких требований к ребёнку. Чем ниже запрос и требования выполнить то или иное задание, тем лучше воспитатель. Это развивает в детях иждивение и гедонизм, но что поделать: мало кто хочет за крошечную работу воспитателя обрекать себя на трудности общения со сложным ребёнком. Мало кто захочет стать плохим. Проще выжить, пережить свою работу, не вникая в то, что может помочь ребенку стать более активным и продвинутым, получить высокий резилиенс перед неизведанным будущим.

Кадровый вопрос в системе детдомов стоит весьма остро. Даже больше – это главный вопрос системы. Ведь часто в неё приходят те, кто больше никуда не смог попасть, это и бывшие милиционеры, и отставные военные, и сотрудницы общепита и других сфер, не имеющих ничего общего с системой воспитания детей. Многие говорят, что важнее не образование, а личное отношение, но как можно относиться к своей непростой работе, не имея профессиональных приспособлений, не повышая свою профессиональную пригодность? Как к хобби.

Да и вопрос выгорания остро стоит именно потому, что воспитатели не заинтересованы в профессиональном росте: проще ничего не делать и научиться манипулировать детским коллективом, чем выстроить систему влияния на детей-сирот. Нет личного роста – рано или поздно наступает выгорание.

Много в копилку «ничегонеделанья» сирот вносят наши благотворительные сообщества, априори являясь хорошими для детей, потому что опять же не активируют их, а просто выгодно смотрятся на фоне не имеющих ресурсов учреждений. Они заваливают детей подарками и праздниками и тем самым создают невидимый конфликт систем. Дети считают систему детдомов плохой не потому что она не способна приготовить ребёнка к самостоятельной жизни, а потому что не может себе позволить такие богатые подношения, как фонды. Внешние ресурсы оказываются важнее внутренних воспитательных процессов, если эти процессы имеются.

Кадровый голод в детских домах приводит к тому, что система идет на поводу и у детей, и у благотворительных организаций: множественность мероприятий перекрывает отсутствие системы влияния. Дети перегружены неясно чем, и эта занятость представляется как система подготовки сирот к самостоятельной жизни. В которой нет столь важного для качественного изменения – личностного подхода. А уже наевшись этих программ и танцев, дети просто бегут в поисках приключений, которые можно было бы заменить разными формами работы. В том году из детдомов в поисках новшеств и инноваций убежало 7 процентов детей-сирот от общего числа живущих в системе. Системе буксующей, но продолжающей жить тем что есть.

Болезненные вопросы адаптации встают именно потому, что есть хорошие и плохие воспитатели, что в общем-то одно и то же, а системы воспитания как не было так и нет. И видимо пока еще долго не будет. Ждать некогда, нужно помогать обучать и поддерживать работающих в этих учреждениях инновационными проектами, передавая их безвозмездно для пользования и созидания.

Плохой хороший воспитатель
 
 
sasha_gezalov
Александр Гезалов, член Общественной палаты

Гезалов: обливаться водой мы точно не будем

14:53 29/08/2014
Известный общественный деятель, эксперт по проблемам сиротства Александр Гезалов запускает в социальных сетях сбор средств на покупку автобуса для многодетной семьи, в которой есть приемный ребенок с инвалидностью. О перспективах акции и опыте подобной поддержки приемных семей Гезалов рассказал проекту "Жизнь без преград".